Некоторые несведущие люди опасаются, что терапия стволовыми клетками может «вызвать раковую опухоль, потому что и там и там опухолевый рост». Этот и подобный ему абсурдный аргумент можно услышать до сих пор от тех, кто далек вообще от медицины.

Существует некоторое, чисто внешнее сходство стволовых клеток и клеток раковой опухоли, но только на первый взгляд.

Что такое злокачественный рост? Это неконтролируемый рост «одичавшей» массы клеток, которые не имеют высокой специализации. Рассмотрим это на примере такой распространенной опухоли, как гепатоцеллюлярная карцинома, или печеночно – клеточный рак.

Так, для того, чтобы вырастить полноценную ткань печени (гепатоцит) организму, нужно затратить много времени и энергии. Гепатоцит является настоящей, сложно устроенной фабрикой.

В том случае, если у человека возникает злокачественная опухоль — гепатоцеллюлярная карцинома, то ее клетки лишь отдаленно напоминают здоровые гепатоциты. Они существенно упрощаются, теряют почти все функции, являются «уродами». Но зато нехватку структуры и «неумение работать» опухоль компенсирует очень агрессивным ростом, который не щадит соседние органы и ткани, прорастая в них, подобно сорнякам и нарушая их функцию.

Таким образом, при стандартном опухолевом росте есть полная потеря структуры и функции, которая «компенсируется» скоростью роста и «захвата» новых территорий.

В случае терапии стволовыми клетками ситуация зеркально противоположная: если при онкологическом заболевании нормальная ткань превращается в дефектную, давая начало опухоли, то стволовая клетка изначально представляет собой предшественницу, гораздо более совершенную, но при этом очень простую.

Стволовая клетка не является раковой, так как в этом случае на планете не смогла бы возникнуть жизнь – ведь вместо того, чтобы создавать органы и ткани полноценного организма, в результате в каждом случае получали опухолевый рост. Это невозможно.

Точно также стволовая клетка не может случайно превратиться в раковую, поскольку сама стадия ее дифференцировки ограничивает возможность трансформации ее в опухоль. Кроме того, стволовые клетки делятся редко, а интенсивное деление свойственно их потомству на пути к высокой специализации.

Поэтому все спекуляции о том, что «процедуры омоложения», которые проводятся с помощью стволовых клеток» могут закончиться развитием злокачественной опухоли, если процесс выйдет из – под контроля, не выдерживает никакой критики:

  • Процесс и так не существует под человеческим контролем: стволовые клетки сами определяют, во что именно они будут трансформироваться;
  • Стволовые структуры всегда претерпевают усложнение до высокой специализации в своих поколениях, но никак не упрощение, что подразумевает сам злокачественный рост;
  • Не секрет, что применение стволовых клеток обеспеченными людьми с запущенными случаями раковых заболеваний «на авось», как последнее средство отчаяния, без соблюдения надлежащих правил, не приводило к выздоровлению.

Самое главное, что при этом использовались или стволовые клетки собственного костного мозга, уже ослабевшего от онкологического заболевания (то есть неполноценные), или материал родственников, который обладают гораздо более низким потенциалом.

В результате рождались слухи, что «после лечения стволовыми клетками человек умер от рака». В принципе, сказано верно. Но еще древние римляне говорили: «post hoc non est propter hoc» — «после этого не значит вследствие этого».

Главные выводы, которые должен сделать каждый – внимательно ознакомиться с возможностями стволовых клеток, создать «запас» в специальном банке еще до того, когда эти клетки могут понадобиться. Самый лучший вариант – это если они вообще никогда не пригодятся.

Не верьте слухам и будьте здоровы!